Как делается настоящее «городское вино»

0
50

Вена, пожалуй, единственная в мире столица, являющаяся крупнейшим центром виноделия. Причем, самое интересное заключается в том, что и виноградники и само крупнейшее винное производство находятся непосредственно на территории города. Подобного не увидеть сегодня ни в одной из ведущих «винных» стран, будь то Франция, Италия, Испания и пр. Речь идет о винном хозяйстве Weingut Cobenzl, уникальность которого не исчерпывается его местоположением.


Так же, это одно из немногих винных и просто производственных предприятий, работающих за счет возобновляемых источников энергии. Процесс изготовления вина здесь боле чем наполовину осуществляется за счет энергии солнца. Для этого, солнечные батареи покрывают практически всю поверхность крыш производственных помещений.

О том, как производство вина осуществляется непосредственно в одной из ведущих европейских столиц, мы решили поговорить с мастером виноделом венской винодельни Cobenzl Георгом Кенигсбауэром (Georg Königsbauer).

Ваша винодельня уникальна уже тем, что принадлежит городу, такое сегодня встретишь нечасто. Расскажите, что представляет из себя хозяйство Cobenzl?

С 1907 года наша винодельня принадлежит городу, и это очень необычно, когда город сам имеет свое винодельческое хозяйство. В общей сложности мы обрабатываем виноградники площадью 60 гектаров, из них 30 гектаров здесь, и 30 – по другую сторону Дуная. Нойбург – это по правому берегу реки, а Виттенберге – по левому.

А здесь у вас есть еще виноградники, прямо рядом, это тоже ваши?

Да, конечно. Вокруг этого винодельческого хозяйства 30 гектаров виноградников, которые мы обрабатываем.

С какими сортами винограда вы работаете?

Самая важная лоза среди белых сортов – это грюнер вельтлинер. Есть также вайсбургундер и рислинг. А среди красных — цвайгельт в первую очередь, и пино нуар.

А чего больше — красного или белого?

Белого. Можно сказать, что регион Вены – это регион белого вина: 80% — это сорта белого винограда, и только 20 – красного.

Какое вино сейчас более популярно у потребителей? В Вене и вообще?

Классические – это свежие, легкие, с фруктовой нотой. «Grüner Veltliner», например, легкий рислинг, легкий цвайгельт.

По всему миру сегодня происходит изменение климата, сказывается ли это как-то на ваших виноградниках, и на качестве вина?

Да, у нас уже практически нет весны и осени, то есть осень настолько теплая, что это можно назвать поздним летом, и сразу после теплого лета холод, зима. Поэтому урожай собирается все раньше и раньше, в последний раз мы сместили время сбора аж на 3-4 недели. Мы понимаем, что нам нужно просто перестраиваться, нужно быть готовыми и соответствовать этим изменениям. Например, в 2018 году мы начинали собирать виноград уже в 4 утра, потому что в 12 было слишком жарко.

Планируете ли вы сейчас заниматься дополнительной селекцией винограда, чтобы выводить сорта, которые бы соответствовали новым климатическим условиям? Или адаптировать старые?

Такой необходимости нет, потому что те сорта, которые мы здесь выращиваем, выращивают и в более теплых регионах, например, в Калифорнии или в Новой Зеландии. Просто нужно по-другому готовиться, по-новому организовать свою работу, нужны несколько другие технологии. Чем быстрее будут идти изменения, тем скорее нам придется осваивать новые регионы, ранее не такие благоприятные. Это могут быть места, где раньше не сажали виноград, но их придется задействовать, чтобы сохранить тот тип вин, которые у нас есть сейчас.

Но вы же привязаны к Вене?

Да, но на территории Вены тоже есть северные склоны, где до сих пор не развивали виноградники, все концентрировалось в южных частях города. Мы же пойдем на север.

То есть в Вене есть доступные площади для виноградников?

Да. С 2013 года виноградники очень хорошо защищаются в Вене, это значит, что та территория, на которой был виноградник, не может использоваться для чего-то другого, там должен оставаться виноградник.

А как городские власти смотрят на то, чтобы выделить вам какие-то дополнительные территории, о которых вы говорите?

Надо смотреть немножко по-другому, мы – часть сельскохозяйственного кластера города Вены. Кроме виноградников у нас еще 2 тысячи гектаров сельскохозяйственных площадей в Вене и частично – в Нижней Австрии. Мы подчиняемся 49-му отделению, магистрату, в ведение которого также относится и лесное хозяйство, нельзя забывать, что в Вене есть 40 тысяч гектаров леса, не только здесь, но и в других областях, откуда Вена получает воду, там Вена владеет лесами.
Одной из наших задач является сохранение и обеспечение зеленых площадей для отдыха венцев. А виноградники – это важная составная часть обеспечения зон отдыха, потому что через виноградники проходят так называемые виноградные маршруты, у нас есть даже соответствующий национальный праздник, венцы очень любят пить вино.

Над какими новшествами вы работаете непосредственно сейчас?

У нас есть две очень важные темы: это биологическое производство с меньшим использованием химических средств; и второе – так называемое устойчивое производство, то есть производство, ориентированное на будущее. Это то, чем мы занимаемся, это то, чем мы определяем наш маркетинг.
Для нас главная тема – это экологический чистый виноград. Это очень сложное понятие, потому что если мы говорим об экологически чистом или так называемом биологическом вине, там очень много подсортов или подвидов этого вина.

Каким вы видите виноделие в будущем?

Сейчас очень актуальна тема сортов, устойчивых к грибковым заболеваниям. Эти сорта были выведены специально, и для их опрыскивания достаточно вдвое меньшей доли медного купороса, чем для обычных сортов. И в этом я вижу будущее, потому что потребитель хочет иметь вино, сделанное с меньшим количеством химии.

Это будут преимущественно белые, или красные вина?

И то, и другое. Но сейчас их не так много, всего 10 этих сортов, потому что селекционная работа – выведение новой лозы – это не такая легкая задача. У тебя может быть хороший сорт, хорошая лоза, хороший виноград, но вино из него будет невкусное.

Эта технология будет использоваться по отношению к классическим сортам?

Нет, это будут новые сорта, у них будут новые имена. Именно в этом большая проблема, потому что нельзя, чтобы они оставались такими же. Но при этом, допустим, наш grüner veltliner – это классика, и проблема классических сортов в том, как сегодня сохранить их на рынке. Это хороший вызов для маркетинга.

Сколько еще хозяйств непосредственно в городе Вене работает, в регионе Вена?

Сейчас в Вене обрабатывается 640 гектаров виноградников. На этой площади 110 виноделов, из них 6, к которым относимся мы и господин Крист, о котором вы говорили, это крупные винодельческие хозяйства, 6 из этих 110-ти обрабатывают половину всей территории виноградников.

Все виноделы вены реализуют свою продукцию только в городе, или она поставляется еще куда-то?

90% продается у нас здесь, а 10% мы поставляем и в Китай, и в Японию, но это только 10 виноделов, которые работают с внешним рынком.

А что вы думаете о китайском рынке? Сейчас очень многие австрийские (и не только австрийские) виноделы заинтересованы в рынке Китая?

Меня это тоже интересует. В прошлом ноябре я тоже поехал в Китай, чтобы понять, как китайцы мыслят, как они подходят к делу. Конечно, для нас это очень интересный рынок, потому что у него очень большой потенциал. И самое главное — китайцы платят сразу. Как только мое вино покинуло мой склад, деньги уже на моем счету, с другими покупателями дело обстоит иначе, мне нужно заниматься промежуточным финансированием, чего с китайцами не нужно.

То есть с китайцами работать выгодно?

Да, но надо не забывать об особенностях работы с китайским покупателем. Для китайца очень важна внешняя сторона, то есть на бутылке не может быть ни малейших изъянов. Этикетка должна быть безукоризненной, все должно быть очень красиво, идеально упаковано. Для китайца если надорвана этикетка, то это уже не то качество. Они привыкли к этому, они сами так упаковывают свои продукты, свои мобильники и другое. Для нашего же потребителя это все равно, главное, чтобы вино хорошее было. Ну и конечно же, они очень боятся подделок, у них такой пунктик.

Забавно, именно китайцы более других сами замечены в подделках, но при этом, они столь требовательны к остальным.

Именно поэтому и боятся, потому что для них продукты из Европы, из Австрии очень ценятся. Я поставляю в свои бутылки в одном виде в Германию, а уже в Китае на таможне их по-новому оформляют, клеят новые этикетки. Это нужно для того чтобы китаец был уверен, что он получает не подделку, а действительно натуральный продукт.

Автор: Максим Легуенко
Автор фотографии: Ольга Соколова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, добавьте ваш комментарий!
Пожалуйста, введите свое имя