Военное прошлое не дает покоя в настоящем в бывшей Югославии

0
8
© Игорь Ставцев / Коллаж / Ridus.ru

У среднестатистического россиянина Черногория вызывает в памяти бирюзовое море, прекрасные пляжи, колорит балканской экзотики, радушный прием местного населения и слова о «славянском братстве». Однако последнее омрачается воспоминаниями о кровавом прошлом. Угли национального конфликта и резни в Черногории во времена Второй мировой до сих пор тлеют в регионе. И политики норовят подлить на них масла, вытаскивая на свет события почти 80-летней давности.

В прошлом месяце парламент Черногории принял резолюцию, осуждающую геноцид в Сребренице, и уволил просербского министра, который отрицал кровавую бойню 1995 года, когда в конце Боснийской войны силами боснийских сербов были уничтожены около восьми тысяч боснийских мусульман в Сребренице.

Последовавшие предложения приравнять два случая массовых убийств сербов во время Второй мировой войны к геноциду спровоцировали обвинения в том, что жертвы Второй мировой используются политиками как пешки в современных политических играх.

Операция «Сорвиголова»

Во время Второй мировой войны, после того как Югославия была захвачена и разделена державами «оси» в апреле 1941 года, Черногория была оккупирована фашистской Италией. Итальянская оккупация продолжалась до сентября 1943 года, а затем Черногория была занята немецкими войсками до декабря 1944 года. В той «войне всех против всех» очень трудно найти незапятнанных героев.

В Черногории итальянцы и немцы сотрудничали с монархическим просербским движением «четников». В северных частях страны местные этнические албанцы и боснийцы сотрудничали с немецкими войсками либо в составе албанского националистического военизированного движения Balli Kombëtar, либо в составе местных отрядов мусульманской милиции. Им противостояли югославские партизаны во главе с Иосипом Броз Тито.

Одним из кровавых эпизодов той войны стала резня в деревне Велика, где во время операции Draufgänger («Сорвиголова»), которую провели немецкие войска против югославских партизан Тито в июле 1944 года, по данным историков, были убиты около 550 сербов.

Деревня Велика. Photo: velika.me / Radojko Boskovic.

Ответственность за убийства, признанные военным преступлением, была возложена на военнослужащих 21-й дивизии СС «Скандербег», состоявшей преимущественно из албанцев, а также коллаборационистов из числа мусульман-вулнетари.

28 июля 1944 в ходе совместной операции дивизии СС «Принц Ойген» и ее этнической албанской дивизии «Скандербег» при поддержке местных бойцов-коллаборантов из соседних городов и деревень Бихор, Плав и Косово почти половина жителей деревни Велика в коммуне Плав были умерщвлены, в том числе 120 детей. Некоторым сельчанам удалось спастись, убежав в близлежащие леса. Всего «за содействие партизанам» были убиты свыше 500 мирных жителей.

Было очевидно, что село Велика, населённое черногорцами, оказывало помощь врагу. Один пленный из села говорил, что там велась активная пропаганда бандитов (партизан) и были завербованы 20 молодых черногорцев. Население никогда не сообщало о пропагандистских отрядах красных, а также о переходе молодёжи на сторону бандитов в Черногорию,
— говорилось в отчете 21-й дивизии СС о ходе проведения операции от 1 августа 1944 года.

Эхо двух войн

Югославские партизаны, захваченные дивизией СС «Принц Ойген». Фото: Мемориальный музей Холокоста, США

Резня в Великой, наряду с резней 1944 года в западном черногорском регионе Пива, стала политической проблемой 17 июля этого года, когда партия «Демократическая Черногория», входящая в правящий альянс страны, предложила парламентскую резолюцию, классифицирующую события 1944 года как геноцид.

Это предложение появилось после того, как блок «Мир — наша нация» и коалиция «Черное на белом», которые также входят в правящий альянс, проголосовали вместе с депутатами от оппозиции за принятие резолюции о признании геноцидом резни мусульман в Сребренице, устроенной силами боснийских сербов в 1995 году.

В Черногории, где люди резко разделились во мнениях по поводу резолюции о Сребренице, резолюция о преступлениях в Пиве и Великой рассматривалась как «компенсация», чтобы ослабить критику со стороны многочисленной сербской общины страны, отмечает Самир Каджоевич в публикации на сайте Balkan Insight.

Депутат Демократической партии Черногории Момо Копривица утверждал, что массовые убийства в Великой и Пиве допустимо охарактеризовать как геноцид, поскольку они были совершены с целью истребить целую группу людей в этом районе — сербов.

Невозможно примирение без столкновения с ужасами прошлого. Мы должны найти в себе силы противостоять военным преступлениям прошлого. Если правда будет открыта и принята, мы лучше поймем друг друга,
— сказал депутат Копривица.

Коалиция «Черное на белом» призвала партию «Демократическая Черногория» включить в резолюцию упоминание о массовых убийствах боснийцев на севере Черногории «четниками», предупредив, что нынешняя версия, сосредоточенная исключительно на сербских жертвах, может вызвать еще больший раскол в обществе.

Просербский «Демократический фронт», который тоже является частью правящего альянса в Черногории, в декабре прошлого года предложил аналогичную резолюцию, объявив резню в Великой геноцидом.

«Требования резолюций бессмысленны и циничны»

Во время Второй мировой войны во всей Югославии были убиты около 1,2 миллиона человек, из которых 581 тысяча были мирными жителями. Особо прославилась жестокостью в той войне 7-я добровольческая горная дивизия СС «Принц Ойген», укомплектованная немцами и добровольцами-фольксдойче из Югославии, Венгрии и Румынии и сражавшаяся против югославских партизанских сил на территории Югославии.

Ее командир в 1943—1944 годах Карл Риттер фон Оберкамп стал одним из немногих офицеров дивизии, преданных суду в Югославии. Он был приговорен к смертной казни и повешен в Белграде. И ему повезло: большая часть его подчиненных и коллаборационистов, попавших в плен к партизанам, была убита без суда.

Югославская государственная комиссия по расследованию преступлений оккупантов и их сообщников разобрала большинство совершенных в стране военных преступлений, но убийства в Великой так и не были расследованы.

Главный редактор черногорского журнала «Слово» Веселин Матович, снявший документальный фильм об убийствах в Пиве, уверен, что надлежащее расследование преступлений Второй мировой войны важнее резолюций.

Требования резолюций бессмысленны и циничны. Это просто бессмысленное злоупотребление жертвами со стороны людей, которые даже не интересовались этими преступлениями,
— заявил Матович.
С ним согласен черногорский историк Милош Вуканович.

Обществу необходимо достичь консенсуса в отношении своего прошлого [времен] Второй мировой войны на основе научно установленных фактов. Предлагаемые решения — полная противоположность этому. Они созданы для удовлетворения националистических страстей, возникших после принятия резолюции о геноциде в Сребренице,

— уверен историк.
Вуканович отметил, что серьезные военные преступления были совершены с обеих сторон — как местными жителями, так и немцами, но послевоенный югославский режим предпочитал хранить молчание о зверствах, которые нельзя было напрямую приписать нацистам, в попытке предотвратить межэтническую напряженность.

Почти ни одно из этих преступлений не было упомянуто, очевидно, из-за решения югославских властей попытаться таким образом установить мир между всеми народами (этническими группами),
— сказал он.

Грех умолчания

Впервые резня в Великой была упомянута на общественной арене в апреле 1945 года, когда единственная в то время ежедневная газета в Черногории Pobjeda опубликовала показания партизан из пятой черногорской пролетарской ударной бригады, в которых говорилось о похоронах жертв. Это была единственная подобная статья до тех пор, пока не были опубликованы первые свидетельства выживших в 1989 году, незадолго до краха коммунистического режима Югославии.

Жители Великой были убиты самыми ужасными способами. Например, 11-летняя Душанка Вучетич наблюдала, как убивают ее мать и двух братьев.

С девятилетнего Томислава заживо сняли кожу, пока двое мужчин удерживали его. Беременных женщин убивали, людей сжигали заживо,
— рассказывает черногорский журналист Гойко Кнежевич, много лет изучавший события тех дней.

В июле 2015 года жители Великой обратились к правительству с просьбой создать государственную комиссию для определения точного количества убитых и воинских частей, совершивших преступление, призывая власти построить мемориал и утверждая, что в Великой был совершен геноцид.

Никто из властей не ответил на наш запрос. Мы попросили муниципалитет Плав объявить 28 июля Днем геноцида в Великой, но они так и не ответили,
— сказал Гойко Кнежевич.

Между тем местные жители установили собственный памятник в Великой, а Сербская православная церковь в мае 2017 года объявила жертв резни мучениками. В прошлом месяце главный епископ Сербской православной церкви в Черногории митрополит Иоанникий обвинил власти в том, что они десятилетиями хранят молчание о резне.

Сербская православная церковь также призвала власти учредить день памяти другой трагедии: 7 июня 1943 года в районе Пивы недалеко от границы Черногории с Боснией и Герцеговиной немцами и их союзниками были убиты 522 местных жителя.

Во время антипартизанского наступления под кодовым названием Operation Schwartz дивизия СС «Принц Ойген» вместе с хорватской Ustasa и дивизией SS Handschar, состоящей из боснийцев, захватили 522 человека в деревнях Дуб, Буковац, Мильковац, Дуба и Рудинци.

Затем в деревне Доли Пивски они расстреляли или заживо сожгли их в домах. Были уничтожены целые семьи.

Комиссия, расследовавшая преступление, допросила большое количество свидетелей, и эти материалы сохранились, но не были обнародованы в социалистической Югославии, чтобы не нарушать «мир между народами».

Примирение с памятью как путь к национальному согласию

В 1977 году югославские власти построили мемориальный комплекс в Доли Пивски, а в 2004 году к нему была пристроена православная церковь. Сербская православная церковь объявила жертв Пивской бойни мучениками в 2017 году, а девушку, которая бросилась в горящий дом, чтобы умереть вместе со своей семьей, причислила к лику святых под именем Яглики Пивской.

Теперь парламент Черногории должен решить, должна ли какая-либо из предложенных парламентских резолюций классифицировать массовые убийства в Великой и Пиве как геноцид.

Спикер парламента лидер Демократической партии Черногории Алекса Бечич заявил, что парламент должен как можно скорее проголосовать за закон, квалифицирующий массовые убийства в Великой и Пиве как геноцид.

Процесс обращения с прошлым начался… процесс, который будет означать справедливость для всех,
— написал Бечич в Twitter.
Но, по мнению ряда политиков, сегодня такие резолюции выдвигаются только потому, что причастные к этому местные коллаборационисты были боснийцами и албанцами, а жертвами были сербы.

Это создаст картину постоянной несправедливости по отношению к сербам в целях противодействия резолюции о геноциде в Сребренице. Это неправомерное использование жертв этих преступлений в повседневных политических целях,
— считают критики.

Правительственная делегация возлагает венок в память о жертвах в Великой. Фото: правительство Черногории

28 июля этого года представители правительства Черногории впервые почтили память жертв массового убийства в Великой. В заявлении правительства говорится, что все места казней «должны навсегда остаться в коллективной памяти черногорских граждан».

Автор: Сергей Домущий , обозреватель «Ридуса», историк

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, добавьте ваш комментарий!
Пожалуйста, введите свое имя