Смерть колониализма: почему у Америки ничего не получилось?

0
3
© Михаил Салтыков / Коллаж / Ridus.ru

Нет, наверное, сейчас более яркого символа произошедшего в Афганистане, чем кадры с людьми, цепляющимися за улетающие американские самолеты. Особенно если эти кадры сопровождают видео выступления президента США Джо Байдена, где он спокойно рассказывает, что идея-то была хорошая, да сбежавший президент Афганистана подвел. Ну и Трамп, конечно, «первый начал».

Но гораздо важнее сейчас не ужасаться, а попытаться понять, почему иностранная интервенция в Афганистан проваливалась раз за разом: будь то Британская империя, Советский Союз или США. А главное — есть ли будущее у политики «экспорта демократии».

Под сенью пробковых шлемов

«Британская колониальная империя».

Принято считать, что эпоха колониализма закончилась в 50-60-х годах ХХ века, во времена обретения независимости британскими, французскими и прочими колониями. Это так, если смотреть на колониализм как на принцип прямого владения государствами: с иностранными администрациями, иностранными законами и перекачкой ресурсов с подведомственных территорий в метрополию. В реальности же и поныне сохранились главные принципы колониальной политики: экспорт на подведомственные территории принципов метрополии и импорт из них полезных ресурсов.

Да, власть в том же Ираке, Афганистане или даже Египте принадлежит местным элитам, но их политика солидарна с теми, кого теперь принято называть «союзниками», хотя могут случаться и небольшие размолвки. Да, полезные ресурсы часто эксплуатируют местные компании, а иностранные получают их на условиях тендера — но почему-то выигрывают тендеры чаще всего компании тех стран, чьи военные советники присутствуют в местной армии. И законы этих стран содержат те положения, которые не противоречат принципам «союзников», будь то принципы социализма или рыночной демократии.

Собственно, именно внедрение принципов демократии и было самым главным аргументом политики западных держав в проблемных с этой точки зрения странах. Вот только все чаще эти принципы не выходят за пределы узкой группы местных интеллектуалов, а то и за пределы районов расположения военных группировок «союзников». А на остальной территории страны — все тот же средневековый родо-племенной феодализм, щедро сдобренный радикальными идеями ислама.

Уже в Ираке стало понятно, что без постоянного присутствия американских военных в стране установится режим куда более зверский, нежели при свергнутом Саддаме Хусейне. В Афганистане ровно это и произошло. В Египте, где революционные студенты на площади Тахрир довольно быстро были вытеснены не менее революционными массами желающих пощупать журналисток западных телекомпаний и мечтающих о возвращении старых добрых законов шариата, ситуацию удалось удержать только военным переворотом. Что вернуло страну в то же состояние, что и при свергнутом ранее Хосни Мубараке.

Что пошло не так?

Так почему же сегодня не получается то, что еще сто лет назад легко получалось? Индия, несмотря на все межэтнические противоречия, коррупцию и дикость низовых масс, остается быстро развивающейся демократической рыночной страной. Гонконг, полученный Британией в ходе жестоких и несправедливых войн, сопротивлялся полному слиянию с законами родины-матери так, что Пекин до сих пор вынужден устраивать политические чистки.

Мысль о том, что демократию и рынок внедряли недостаточно жестко (или жестоко), или о том, что дело тут в религии, вряд ли верна. Китай сегодня ведет экспансию в Африке и многих странах Азии и даже Европы весьма мягко, почти исключительно экономическими методами — а результаты впечатляющие. Буквально пару месяцев назад только вмешательство ЕС, давшего денег на выплату кредитов правительству Черногории, предотвратило появление китайской собственности (крупный порт и часть курортного побережья Адриатики, на минуточку) в самом сердце Южной Европы: пострадавшая от закрытия курортов во время пандемии страна не могла самостоятельно вернуть Пекину кредит на строительство автомагистрали. Что касается религии, то Пекин вполне успешно работает и в странах с исламским населением, несмотря на подавление собственных мусульман-уйгуров.

Возможно, разгадка кроется в том, кто именно и зачем приходил и приходит в проблемные страны.

Главная беда нынешних «цивилизаторов»

Вспоминая бывшие колонии, добившиеся наибольших успехов, нельзя не заметить, что это, как правило, бывшие владения Британии. Кстати, многие из них до сих пор входят в страны Британского Содружества наций, а некоторые, как вполне развитые Канада, Новая Зеландия или Австралия наравне с Багамами или Белизом, и поныне имеют номинальной главой королеву Елизавету II.

Между тем британская колонизация шла не только с помощью королевских войск: после них, а часто и до них и даже вместо них, как в Индии, шли предприниматели. Младшие сыновья аристократов, не имеющие шансов на наследство, буржуа и авантюристы всех мастей — жажда наживы многих из них свела в могилу, но оставшиеся сумели создать не только собственный капитал, но и деловую среду на колонизированных территориях.

Местные жители, вкусившие плодов западной цивилизации, были кровно заинтересованы в том, чтобы эти плоды не исчезли вместе с ушедшими угнетателями. Там, где таких заинтересованных людей было много, демократия и рынок устояли. В других местах бывшие колонии погрузились в дикость и гражданские междоусобицы.

Возможно, беда нынешних «цивилизаторов» в том, что устраивать демократию прилетали только военные транспортники. А армия плохо умеет делать бизнес. Нет, западные компании приходили, но, как правило, шли именно крупные корпорации и их деятельность ограничивалась работой в районах добычи, под охраной армии или ЧВК. Никакой массовой миграции бизнеса не произошло. Никакого рынка с соответствующими ему структурами вроде независимых судов, регуляторных инстанций, финансовой инфраструктуры и прочего создано не было.

Подарок Китаю

© pixabay.com

Да и никаких несметных богатств, доступных любому человеку с коммерческой жилкой, нынешние «псевдоколонии» предложить не могут. Полезные ископаемые требуют огромных вложений и высоких технологий, старателям с киркой и лопатой здесь больше не место. А кроме полезных ископаемых, от этих стран и взять нечего.

Афганистан же не мог предложить и этого. Бесплодная пустыня, где хорошо растет только опийный мак, не привлекала никого, хотя я помню давние планы прокладки трубопровода международным консорциумом. Увы, предполагаемые издержки оказались слишком высоки.

Сейчас, впрочем, выяснилось, что страна обладает огромными залежами лития, необходимого для ионно-литиевых батарей. Но, во-первых, пока больше разговоров об альтернативной энергии и электромобилях, чем их продаж, и незадолго до пандемии случилось даже перепроизводство лития.

Так что вряд ли бизнес был бы готов ради этих месторождений давать деньги на поддержание демократии штыками.

А во-вторых, речь опять шла бы лишь о приходе крупных корпораций: ждать массового наплыва предпринимателей вряд ли стоило в ситуации, когда достаточно заработать можно и в менее опасных местах. Так что разведанные запасы лития в Афганистане — это, скорее, подарок Китаю. Вот он-то умеет приводить в интересующие страны массу бизнесменов. Причем даже без военных транспортников.

Автор: Татьяна Рыбакова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, добавьте ваш комментарий!
Пожалуйста, введите свое имя