«Я б имел трех жен…»: идея узаконить полигамию расколола россиян

Введение в России официального многоженства, предложенное в четверг председателем Совета муфтиев России Равилем Гайнутдиным, вызвала в обществе такую острую реакцию, словно большинство жителей страны собираются завести себе вторую (третью, четвертую) жену в ближайшем будущем.

Так, зампред синодального Отдела РПЦ по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе отреагировал на предложение главы муфтията встречной инициативой: укреплять правовую ответственность отцов детей, рожденных от неофициальных жен. Правда, он не уточнил, что следует понимать под таким укреплением.

С другой стороны, за легализацию многоженства выступили муфтий Москвы Ильдар Аляутдинов (что не удивительно), а глава Всемирного союза староверов Леонид Севастьянов отметил, что в современной России де-факто многоженство существует не только в исламских республиках.

То. что естественно для исламского менталитета, может выглядеть диковато для представителей немусульманских культур, но по сути, представители муфтията (а также и некоторые светские политики, такие как Русан Аушев, Рамзан Кадыров и Владимир Жириновский) предлагают узаконить ситуацию, которая существует де-факто и которая ни для кого не секрет: мужчина имеет ровно столько женщин, сколько он в состоянии прокормить.

В первую очередь, в легализации своего положения были бы заинтересованы как раз эти “запасные” жены, поскольку официальный статус дал бы им преимущества, которых они иначе лишены.

Такие предложения никак не вяжутся с понятиями как морали, так и социальной справедливости, убеждена руководитель аппарата фракции КПРФ в Госдуме, сама бывшая депутат трех созывов в Комитете по вопросам семьи, Нина Останина.

«Никто не отрицает, что по факту многоженство в России достаточно распространенное явление. Но это не значит, что это основание для того, чтобы его узаконить. Давайте по той же логике узаконим такие язвы общества как проституцию и наркоторговлю – они ведь тоже существуют в нашей жизни»,сказала она СНЕГ.TV.

По мнению Останиной, полигамия является “язвой общества” не только по морально-этическим, но и по сугубо экономическим причинам (не забываем, она – представитель партии, исповедующей марксизм-ленинизм).

«Кто они, эти вторые-третьи “жены”? Почти все они – девочки из провинции с надутыми губками, приехавшие завоевывать Москву и готовые ради этого пребывать в статусе любовниц столичных богатеев. Я сомневаюсь, что какая-нибудь сельская учительница согласится быть второй “женой” у богатого папика»,считает Останина.

Социальную несправедливость в существовании многоженства она видит не только в приниженном положении статуса “не единственной жены”, но и в том, что очень немного мужчин в России могут позволить себе содержать гарем.

Перенести мусульманскую традицию многоженства на российскую почву невозможно не только по экономическим, но и по социально-психологическим причинам, добавляет руководитель общественного проекта “Возрождение семьи”, автор книги “Анатомия любви и фальшивок” Александр Бирюков.

Против многоженства будут не только российские мужчины, которые будут в массе своей завидовать редким счастливчикам, но и сами женщины, уверен Бирюков.

Помимо психологических проблем, многоженство вызовет к жизни и проблему юридическую, продолжает Бирюков.

В этом смысле мудрее всего выглядит брачное законодательство Ирана. Оно не запрещает мужчине завести вторую жену, но для этого он должен получить официальное разрешение жены уже имеющейся. Если же дорогая половина против, иранец может заключить так называемый временный брак – но в Иране, как и в России, нет ничего более постоянного, чем временное.

Источник: sneg.tv.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, добавьте ваш комментарий!
Пожалуйста, введите свое имя