Санкт-Пекинбург: видят ли власти России китайскую экспансию

Наплыв колоссального количества китайских туристов в Россию, в первую очередь в города Дальнего Востока, а за его пределами – в Санкт-Петербург, начинает серьезно беспокоить местных жителей.

Тысячи китайцев, организованными группами слоняющиеся по северной столице, создают массу неудобств как для местных жителей, так и для гостей из других городов России и зарубежья.

Московский вокзал Санкт-Петербурга в часы отправления вечерних поездов легко спутать с вокзалом в Пекине или Шанхае: он сплошь забит китайскими путешественниками с огромными чемоданами, и китайские группы скупают целые вагоны и поезда.

Аналогичная картина наблюдается в Петербурге куда ни глянь: Екатерининский дворец, храм Спаса-на-Крови, Казанский собор облеплены китайцами по всему периметру. Они фотографируются и на фоне таких “достопримечательностей”, какие российскому туристу просто в голову не придут: у фонарных столбов, и даже… мусорных баков.

На том же Московском вокзале дирекция даже поставила служащих, говорящих по-китайски.

Единственное, куда китайцы пока еще не добрались – это спальные районы Питера вроде Ржевки. Но и в таких районах все чаще можно увидеть, как из панельных многоэтажек вываливаются группы граждан Поднебесной со своими обязательными чемоданами на колесиках: съем жилья в частном секторе часто – единственная возможность остановиться в Петербурге, где гостиничного фонда не хватает на всех желающих, особенно в пиковые туристические сезоны.

Из-за чисто физически преобладающего количества китайцев туристам из других стран (включая Россию) становится все труднее попасть в исторические места северной столицы: перед воротами того же Екатерининского дворца висит табличка, предупреждающая, что стоять в очереди придется не менее 4 часов. Китайских туристов это не пугает: они ставят в очередь дежурного, а сами тем временем отправляются кататься по каналам и рекам.

Все было бы ничего, если бы китайский туризм приносил городу и России какую-то прибыль (в чем, собственно, и состоит смысл любой туристической отрасли). Но проблема в том, что китайский туризм в России является в сугубо экономическом смысле туризмом внутрикитайским: китайские группы привозят сюда китайские турфирмы, их обслуживают китайские экскурсоводы, они посещают магазины и рестораны, в которых менджмент тоже китайский. То есть практически ни один рубль (точнее, юань) не оседает в российской казне.

Аналогичная ситуация уже не первый год наблюдается и на Дальнем Востоке, который манит китайцев просто в силу географического соседства.

В Иркутской области, как и в Петербурге, уже не хватает гостиничных номеров и транспорта для обслуживания туристов из России в связи с ростом популярности направления у туристов из КНР.

Обида российских туроператоров на китайцев вызвана в первую, вторую и прочие очереди тем, что местные туркомпании не имеют от китайских гостей ни копейки: китайцы покупают туры у китайских же агентств, то есть деньги вращаются в замкнутом юаневом пространстве.

Но у руководства РФ не так уж широка свобода реальных действий в отношениях с Китаем, говорит эксперт Института Дальнего Востока Александр Ларин.

«Москве приходится выбирать между перспективой превращения России в объект экспансии Запада и перспективой превращения России в подчиненного партнера Пекина. Из этих двух зол Москва однозначно выбирает второе,» — сказал он.

У России нет ни сил, ни ресурсов, чтобы играть первую скрипку в тандеме с КНР, но Москва надеется по крайней мере играть в нем вторую партию и рассчитывать, что в Пекине будут принимать российские интересы во внимание.

Насколько такие расчеты оправданы, вопрос уже другой – потому что китайцы даже не в силу своей идеологии, а просто в силу национального менталитета, воспринимают все прочие нации как “недопеченные” или “пережаренные”.

«В отношениях же с Западом России не приходится думать даже о второй роли,» –подчеркивает Ларин.

Россия пытается делать все возможное, чтобы в первую очередь не «разозлить» Китай, указывает замдиректора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

«У так называемого стратегического партнерства между Москвой и Пекином с точки зрения России есть всего две задачи, ни одну из которых она не имеет возможности вслух продекларировать. Первая задача — это так по возможности „повязать“ Китай выгодными для него условиями, чтобы минимизировать китайскую военную угрозу, которую в Москве боятся как огня, и, не надо этого стесняться, обоснованно,»– сказал он.

Именно по этой причине официальные российские власти “стесняются” замечать, что уже около 12 миллионов граждан КНР проживают в России постоянно.

Источник: sneg.tv.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, добавьте ваш комментарий!
Пожалуйста, введите свое имя