Радикалы под крышей Авакова

0
24
Википедия.

Украинские радикалы и их политические покровители были не на шутку встревожены недавним обращением 39 конгрессменов США во главе с руководителем комитета по противодействию терроризму Максом Розом о необходимости признать «Азов» террористической организацией наравне с ИГИЛ и Аль-Каидой.

Многие националисты усмотрели в этом дурной знак. Ведь после подписания «формулы Штайнмайера» такие правые организации, как Национальный корпус (являющийся партией, выросшей из общественного движения «Азова»), откровенно пошли на противостояние с президентом Зеленским. Под лозунгом «Нет капитуляции!» украинские радикалы попытались повысить градус общественного напряжения в стране и сорвать процесс мирного урегулирования. И сигнал из США (обращение 39 конгрессменов) был воспринят некоторыми националистами как предвестник того, что украинская власть может получить от западных партнеров карт-бланш на купирование угрозы, исходящей от радикальных организаций.

Всякий раз, когда на Западе поднимается вопрос о неонацистской идеологии и террористической природе таких украинских ультраправых организаций, как «Азов», радикалы начинают ребрендинг своих организаций. Это вносит некоторую путаницу и затрудняет восприятие происходящих процессов не только для зарубежных наблюдателей, но и для граждан Украины. С одним только «азовским» движением связаны организации «Национальный корпус», «Национальные дружины», некоторые ветеранские организации участников боевых действий в Донбассе. Идеологически примыкает к «Азову» и неонацистская организация «Фрайкор». Таким образом, плодя подобные организации, их кураторы создавали радикалам пути отхода: как только какое-то из названий будет запятнано и дискредитировано перед Западом, те же самые радикалы перетекают в другую организацию или военизированное формирование, чтоб спокойно себя чувствовать под другой вывеской.

Показательный пример — неонацистская организация С-14, название которой явно отсылает к кодовому лозунгу «14/88». Ее представители Медведько и Полищук обвиняются в убийстве писателя и журналиста Олеся Бузины, совершенном в 2015 году.

Но, находясь на свободе, эти радикалы создают другие организации — ветеранские и «правозащитные» (как бы абсурдно это ни звучало!). И уже как представители этих организаций даже участвуют в работе государственных органов! Так неонацист Медведько, обвиняемый в убийстве журналиста Бузины, в качестве представителя «Союза ветеранов войны с Россией» участвовал в конкурсе и вошел в состав общественного совета Национального антикоррупционного бюро (НАБУ).

Политолог Александр Александровский считает:

«Угроза не только в том, что “Азов” является террористическим подразделением, о чем заявили и американские конгрессмены. В целом угроза для Украины заключается в том, что и властью Петра Порошенко, и нынешней властью создаются условия для формирования не просто националистической, а даже нацистской повестки. Мы видим, как активисты радикального движения в той или иной степени сейчас пытаются пристроиться в государственные органы. Недалек тот час, когда эти радикалы начнут занимать конкретные должности в министерстве образования, в силовых ведомствах и т. д.

Сейчас активисты «Азова», С-14, «Сокола» и других радикальных националистических организаций идут во властные структуры, занимают должности в общественных советах при силовых структурах. Недавно радикала Стерненко, который убил человека в Одессе, обвинялся еще в ряде преступлений, мы увидели на конференции Transparency International. Затем он читал лекции в педагогическом университете. Каким опытом убийца и преступник, только из-за аморфности и невразумительности властных структур до сих пор не привлеченный к уголовной ответственности, может делиться с будущими учителями? Все эти сегодняшние тенденции с переходом от откровенно радикальных действий к завуалированной общественной деятельности в будущем негативно скажутся на всей политике Украины. Потому что не за горами то время, когда эти радикалы получат реальные рычаги власти. Кураторы наверняка уже просчитывают варианты их использования.

Можно вспомнить скандал с пожилым украинским дипломатическим работником Марущинцом, который во время правления Порошенко был консулом в Гамбурге. Этот человек, находясь на государственной службе, позволял себе публичные антисемитские и нацистские заявления, отрицание Холокоста и т. п. Кто-то из политической старой гвардии, исповедующей взгляды интегрального национализма, антисемитизм и ксенофобию, лоббировал Марущинца на дипломатические должности.

Но сейчас уже подросла другая формация неонацистов, в сравнении с которой антисемиты и расисты, подобные Марущинцу, покажутся невинными детьми. Идеологи новой формации неонацистов были «ловцами душ» в молодежной среде футбольных ультрас».

А. Александровский напомнил, что из этой околофутбольной среды возникали такие радикальные организации, как «Патриот Украины», Социал-национальная ассамблея (СНА), «Misanthropic Division», «Фрайкор», военное формирование «Азов». Во всех этих и ряде других организаций культивируются символика подразделений СС, «Волчий крюк», свастика, зигование, нацистские речёвки».

«Радикальные активисты с одной стороны выступают за сотрудничество с НАТО, но в то же время не отдают себе отчет в своих действиях, — отмечает политолог А. Александровский. — Они не понимают, что зачастую их экстремистская деятельность может привести к большой войне для всей Украины. Эти радикалы не всегда руководствуются трезвыми мыслями, а только эмоциями, поэтому их военные формирования должны напоминать Североатлантическому альянсу непредсказуемую обезьяну с гранатой. Показательным был недавний разговор президента Зеленского с радикалами-«азовцами», находившимися с оружием на линии разведения сторон. Все мы видели терпеливые увещевания со стороны Зеленского. И видели истеричную реакцию, последовавшую со стороны радикалов, противников разведения вооруженных подразделений».

Политолог добавляет, что, общаясь с западными экспертами и правозащитниками, не раз сталкивался с такой тенденцией: коллеги порой не в состоянии разобраться, кто есть кто в украинских радикальных организациях и силовых структурах. Человеку цивилизованного мира трудно себе представить, что подразделения украинского Министерства внутренних дел, призванные обеспечивать безопасность граждан, могут состоять из радикалов и неонацистов.

«Вот недавний пример, — продолжает А. Александровский. — Временный поверенный в делах США на Украине Уильям Тейлор 7 ноября, посетив украинские позиции около населенного пункта Петровское (Богдановка) в Донбассе, предложил ввести отряды полиции и Нацгвардии в серые зоны после разведения сторон. Заметим, что это противоречит договоренностям о демилитаризации серой зоны. Здесь вопрос, насколько сознательно американский представитель искажает «формулу Штайнмайера». И главное: 18-й полк «Азов» давно является структурным подразделением МВД. Причем это самое боеспособное подразделение. Поэтому сценарий, предлагаемый Тейлором, наверняка предполагает, что силовики «Азова» и будут задействованы в таком абсурдном варианте «демилитаризации» серой зоны. В этом угадывается и план Авакова по силовому возвращению Донбасса. Сейчас министр внутренних дел настойчиво показывает свою значимость президенту Зеленскому. И Зеленский считается с ним. Подтверждение тому — назначение на должность губернатора Харьковской области человека, желательного Авакову».

Политолог отдельно остановился на особой роли министра внутренних дел Арсена Авакова в культивации радикальных организаций разных сортов:

«После первой оранжевой революции 2004 года Аваков не был еще сформирован как политический лидер. А сейчас он вырос. Он опирается на самые радикальные группировки. Сейчас пока еще у государства есть возможность их купировать. А вот через десять лет, когда радикалы займут государственной должности, с этим уже ничего не поделаешь. А какой бывает эволюция майданного политика за 10 лет, мы можем отследить на примере самого Авакова: с 2004 по 2014 гг. он прошел путь от неподготовленного к политике бизнесмена до политического тяжеловеса, основного игрока в государстве. И такую же проекцию нам надо выстраивать, когда мы говорим о пока еще маргинальных сегодня неонацистских формированиях и организациях «Азов», С-14, «Фрайкор». Аваков не только заигрывает с радикалами, потакает им. Проблема глубже. Он их курирует. И он же в случае необходимости готов на них опереться. Поэтому он часто закрывал глаза на терроризм, военные преступления «азовцев» и других радикалов. Показательный пример — когда на здании МВД вывесили баннер «Свободу Маркиву!». Мы видим, как глава украинского правоохранительного ведомства противопоставляет себя европейскому правосудию! Ведь бывший подчиненный Авакова, нацгвардеец Маркив, осужден за военное преступление против гражданина Италии. Все эти годы, начиная с 2014-го, МВД было пристанищем для доморощенных террористов. Глава ведомства покровительствовал радикалам, за которыми тянулся шлейф военных преступлений в Донбассе. Мы можем вспомнить и еще один скандал, связанный с МВД и миграционной службой: как на старых крымских паспортах легализовывались члены ИГИЛ. Покупались украинские паспорта, выданные в Крыму до событий 2014 года, и на их основании выдавались новые украинские паспорта людям, прибывшим с Ближнего Востока. Американцы приезжали в Украину проверять законность выдачи видов на жительство и документов террористам ИГИЛа».

Об исламском факторе в украинском радикализме рассказывает экс-депутат Верховной Рады Алексей Журавко:

«Я могу с полной ответственностью и уверенностью сказать, что в Украине собираются все отбросы общества из Европы, из горячих точек. Ни для кого не секрет, что есть военизированные татарские формирования, которые курирует Мустафа Джемилев. Это радикалы, которые прошли войну. Судя по всему, и «игиловцы», и радикальные группировки с зарубежным военным опытом собираются, чтоб что-то спровоцировать на Украине. Их боевое крыло, которое курируют Джемилев и Чубаров, сейчас пока в спящем режиме пребывает. Насколько мне известно, некоторые представители из запрещенных в РФ радикальных исламистских организаций проходят обучение в учебных центрах «Азова». Мы помним отлично, когда Аваков инспектировал «Азов» в Мариуполе. И там присутствовало и татарское формирование, которое курировал Ленур Ислямов».

Бывший депутат украинского парламента напомнил, что упомянутые люди из радикальных исламских группировок и татарских формирований участвовали в блокаде Крымского полуострова. В том числе совершали откровенные акты террористические, такие как подрыв линий электропередач.

Алексей Журавко прогнозирует, что упомянутые исламские формирования еще проявятся на территории Украины, причем не только в зоне боевых действий в Донбассе.

«Если эта группировка на сегодня затихла, это не означает, что у них ничего не происходит, — говорит А. Журавко. — Не зря говорят, что Украина превращается в террористический очаг в центре Европы. В Херсонской области находится немало людей, которые прошли специальное обучение террористическим навыкам. Эти татарские радикалы пока ушли в «спячку». Но я знаю, что их взаимодействие с Киевом потихоньку идет. И СБУ этот вопрос курирует. В данный момент активные радикалы исламского направления либо до сих пор еще находятся в зоне боевых действий в Донбассе, либо ушли в частные структуры и занимаются рейдерскими захватами. Например, в Херсонской области эти радикалы терроризировали татарского предпринимателя Сейтумера Ниметуллаева. Там были и попытки рейдерского захвата его предприятия «Чонгар». Этим занимались радикалы из военизированного формирования «Аскер», курируемого Джемилевым. И вот такие люди сегодня разбрелись по всей Украине. А в любую минуту кураторы могут по свистку собрать их для определенных задач. По Херсонской области таких радикалов, готовых к террористической деятельности, насчитывается 500-600 человек. По всей стране их в несколько раз больше».

А. Журавко вспоминает, как во время блокады Крыма на границе с полуостровом радикалы занимались мародерством и грабежом, «обчищали» машины.

«Я неоднократно писал, что они творили на своих блокпостах, — рассказывает А. Журавко. — Отбирали продукты, деньги, занимались вымогательством. Выезжали и грабили фермеров. Занимались беспределом. Был случай в феврале 2017 года, когда у формирования «Аскер» находили целый военный арсенал: гранатометы, стрелковое оружие, мины. У них формировался тогда так называемый «батальон имени Номана Челебиджихана». Тогда силовики из 34 батальона 57 бригады Вооруженных сил Украины изъяли этот арсенал оружия. Потому что терпеть рядом таких соседей, еще и вооруженных, уже нельзя было. Но никого не задержали, не судили. То есть правоохранительное ведомство всё спустило на тормозах. Сейчас вроде всё рассосалось там. Но ничего ведь не поменялось. Бандиты остаются бандитами. Они только вливаются в другие формирования. Они и сегодня где-то грабят кого-то. Покончить с этой проблемой, покончить с этими радикалами будет очень тяжело. Украина сегодня — это своего рода рассадник радикализма и полигон для других стран. Неизвестно, в какую сторону будет направлено это оружие».

Эксклюзив: «Балканрус».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, добавьте ваш комментарий!
Пожалуйста, введите свое имя