Голос Церкви: не стало самого яркого священника РПЦ

0
43
Антон Новодережкин/ТАСС.

В Москве от внезапной остановки сердца после богослужения в своем храме святого Феодора Студита у Никитских ворот скончался протоиерей Всеволод Чаплин — самый известный и яркий проповедник России последнего десятилетия.

Чаплин в бытность главой отдела по взаимоотношениям Церкви и общества был единственным кроме патриарха Кирилла представителем РПЦ, упоминания которого в СМИ стабильно шли на сотни, а иной раз — и на тысячи еженедельно. Когда патриарх ненадолго пропадал из инфополя на время отпуска, или, реже, болезни, Чаплин господствовал в нем практически единолично.

Все другие священнослужители, включая митрополитов Илариона (Алфеева) и Тихона (Шевкунова, в то время — архимандрита), протоиерея Димитрия Смирнова и протодиакона Андрея Кураева, не имели и половины того медийного веса, которым обладал отец Всеволод.

Всеволод Чаплин вырос в безрелигиозной семье советских ученых и пришел к Богу еще до начала перестройки в СССР, в подростковом возрасте. Он живо интересовался религиозными исканиями московской интеллигенции, сознательно выбрал православие и сразу после школы пошел учиться в семинарию и работать в Издательский отдел Московского Патриархата. В то время это не сулило никаких карьерных перспектив, скорее наоборот, перечеркивало весь возможный блат, на который мог рассчитывать профессорский сын.

Всеволод Чаплин, 1985 год
Vsevolod Čapljin, 1985. godina.

Всеволод Чаплин, 1985 год

Выучившись богословию, Чаплин перешел работать под начало молодого митрополита Кирилла (Гундяева) в Отдел внешних церковных сношений, и этот выбор определил всю его дальнейшую жизнь. В ОВЦС молодого, умного, невероятно трудоспособного и результативного молодого человека определили в сектор общественных связей, и также, негласно, одним из спичрайтеров патриарха Алексия II.

Работа подразумевала много встреч и переговоров (в том числе с обитателями Кремля и Старой площади), зарубежные командировки, обширную переписку с общественными организациями и государственными структурами, самое активное участие в разработке всех важных проектов, причем не только церковных. Рукой Чаплина написана значительная часть церковной социальной доктрины — Основ социальной концепции РПЦ — и бесчисленного множества других церковных документов.

Спустя двадцать лет эта работа превратила Чаплина в самого осведомленного GR-менеджера Церкви после своего шефа, в хранителя секретов, свидетеля закулисных интриг, кладезь компромата, словом, всех тех тайных знаний, которыми принято наделять «серых кардиналов».

Чаплин приложил руку к уголовному делу Pussy Riot, к Закону о защите чувств верующих, к организации процерковных и провластных движений, к программе строительства 200 храмов в Москве и многому другому. Трудно назвать хоть одно направление церковной жизни, где бы он не поучаствовал, если не в качестве куратора, то хотя бы в качестве «говорящей головы», всегда готовой дать ответ журналистам на любой вопрос. Чтобы звучать убедительнее в эфире, он поставил себе низкий голос и почти победил заикание.

Со временем от отца Всеволода стали уставать, как снаружи церковной ограды, так внутри нее. Выпады в сторону противников традиционных ценностей, звучащие как нравоучения, откровенно раздражали изрядную часть российского общества. Ее мнение Чаплина совсем не заботило, но часто он не заботился и о том, чтобы согласовывать свои публичные заявления с пресс-секретарем патриарха священником Александром Волковым и главой информационного отдела Владимиром Легойдой. Хотя слухи о конкуренции в команде патриарха Кирилла были сильно преувеличены, это вносило лишние трудности в и без того сложный процесс выстраивания диалога между Церковью и обществом.

Заметно устал и сам Чаплин. Зная не понаслышке всю изнанку межхристианского диалога, церковного взаимодействия с государством, внутрицерковных процессов, он становился все более резким. В какой-то момент его отношения с некоторыми высокопоставленными чиновниками испортились, и он в одночасье был лишен патриархом работы, которая наполняла всю его жизнь. Для отца Всеволода это стало ударом и было расценено как предательство.

Последние четыре года, потеряв доступ к большинству государственных СМИ, но получив возможность говорить все, что он считает нужным, Всеволод Чаплин предпочитал обращаться к консервативной части общества с призывами радикального свойства. Решительно и даже с оружием в руках отстаивать ценности Русского мира (как он его себе представлял), дать бой безбожию и стяжательству внутри России, воевать с Украиной, а если понадобится — то и со всем миром.

Протоиерей Всеволод Чаплин был целибатом — белым неженатым священником. Его отец, известный советский радиофизик Анатолий Чаплин, скончался в далеком 1993 году и всей семьей Всеволода стала его мама, о которой он заботился всю оставшуюся жизнь, и младший брат. В быту он был скромным человеком, особенно по меркам преуспевающих московских священников, жил с родными в отцовской квартире в Гольяново. Одно из своих интервью отец Всеволод дал «Ридусу» в вагоне электрички.

Коллеги знали «отца Севу» как интересного собеседника с отличным чувством юмора. В свободные часы протоиерей писал рассказы в жанре фантастики под псевдонимом Арон Шемайер. Едва ли не единственной его слабостью было вкусно поесть и хорошо выпить. Вместе с сильным стрессом последних лет она и свела его в могилу в расцвете сил. Многие люди в высоких кабинетах теперь смогут вздохнуть спокойно.

Источник: ridus.ru.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, добавьте ваш комментарий!
Пожалуйста, введите свое имя